Остальное — бонус

Документальный фильм «Еврейское счастье»

Документальный фильм «Еврейское счастье»

Сначала пару слов о себе, о том, где я нахожусь, потому что в данном случае это важно.

Я нахожусь в Израиле, в небольшом, но горячо мною любимом городке Петах-Тиква — двадцать минут от Тель-Авива, если без пробок.

Пишу книжку. Общаюсь с любимыми людьми. В общем, все в порядке у меня.

А тут выходит фильм Владимира Познера «Еврейское счастье». Дислокация понятна? Я — в Израиле, а по телевизору — фильм про евреев. Надо сказать, что российское телевидение смотрит тут практически все русскоязычное население, которого много.

Так вот, докладываю вам, что такой реакции на фильм я не видел давно. О картине Познера говорят везде и всюду. Все.

Я шел по улице Петах-Тиквы, был узнан, и прямо, можно сказать, посередине проезжей части меня остановил человек, чтобы задать один вопрос: «Ну? И как вам Познер?»

После выхода каждой серии Интернет просто-таки захлебывается от откликов, в большинстве — негативных. Хотя есть и те, кто защищает кино. Но, в целом, взгляд Познера оказался израильтянам не близок. И с этим, по-моему, стоит разобраться.

Евреи — люди яркие. И страну они построили яркую. Они построили такую страну, которая у каждого своя.

Со стороны может показаться, что для израильтян главное — это бесконечная борьба с палестинцами. Многие из нас, воспитанные в СССР на словосочетании «израильская военщина», продолжают так воспринимать эту страну. Но сами израильтяне живут не войной.

Для меня Израиль — это страна, где люди живут друг другом. Это страна, где каждый человек имеется в виду.

Для меня Израиль — это плакатик в маршрутном такси: «Скажи Господу „спасибо“ за наступившее утро. Остальное — бонус». Это водитель автобуса, который вынимает наушник из уха подростка — в Израиле все входят в автобус через переднюю дверь — со словами: «Ты забыл сказать мне «Привет!» Это официантка в ресторане, которая на чистом русском языке говорит мне: «Два израильских блюда не сможете съесть даже вы — у нас очень большие порции». Это всегда улыбающиеся люди на набережной Тель-Авива — редком месте в мире, где, кажется, собрались только счастливые люди. Это девочки-подростки, которые, не боясь, гуляют в вечернем парке.

Я очень часто бываю в Израиле. Здесь живут многие любимые мною люди. И у меня взгляд на эту страну, конечно, не такой, как у Познера. Владимир Владимирович смотрит на Израиль как турист и как журналист, привыкший на все смотреть с политической колокольни.

Имеет право?

Абсолютно. Послушайте, Познер — это один из выдающихся современных тележурналистов, десятками лет своей работы доказавший право на собственный взгляд. Само по себе это интересно. Кто сказал, что взгляд Познера, как и мой, как и чей угодно еще, должен быть единственно верным? Но, мне кажется, уважать взгляд опытного и маститого человека — это единственно правильная позиция.

Познер много раз говорил о том, что он — атеист. Когда атеист рассказывает о Иерусалиме, городе который насквозь пропитан религиозностью, это примерно то же самое, что человек без слуха рассуждающий о Моцарте. А что, разве такой человек не может говорить о Моцарте? Может. Это просто такой взгляд. Свой. Своеобразный. Чем и заслуживающий внимания.

Я был в Израиле во время войны. Я видел, как объединилась в страдании вся страна. Я видел лица руководителей государства, перекошенные болью за гибель молодых солдат. Я видел на улицах плакаты с детскими лицами и надписями «Спасибо, что вы нас защищаете». И когда Познер говорит о том, что Израиль не имеет ничего против конфликтов, потому что получает за это деньги, — я понимаю, как трудно журналисту поверить в то, что иногда геополитические интересы значат для политиков меньше, чем боль граждан своей страны. Но это очень характерная точка зрения. И не только Познеру она принадлежит. И для полноты картины восприятия Израиля в мире ее тоже надо знать.

Документальный фильм «Еврейское счастье»

Документальный фильм «Еврейское счастье»

Я категорически против мелькающей в Интернете точки зрения, что Познер выступает как пропагандист. Если человек высказывает не близкую кому-то точку зрения — это еще вовсе не означает, что он что-то пропагандирует. Познер говорит то, что ему кажется правильным. Как человек, имеющий такую свою позицию. Объективна ли она? А кто знает критерии объективности? Имеет ли человек на нее право? Абсолютно.

Тем более, повторю, это говорит не лишь бы кто, а Познер. Надо уважать, надо прислушаться. Эта позиция выражает точку зрения огромного количества людей, которые а) любят Израиль; б) не очень хорошо его знают. Принимать или нет такую позицию — это выбор каждого человека. Но почему бы не прислушаться?

Познер дал возможность высказаться в своем фильме большому количеству израильтян: от владельца арабского ресторана до члена Кнесета, от премьер-министра Нетаниягу до самого известного сегодня израильского писателя Меира Шалева, который, правда, выступает не как мудрый философ (что он блестяще делает в своих книгах), а как очень резкий политик.

Фильм Познера — это взгляд. Взгляд уважаемого человека, который приехал в страну, попробовал в чем-то разобраться, что-то понять и поделился своим взглядом с другими. Сделал это талантливо и субъективно. (Талант всегда субъективен.)

Как всегда блестящий Иван Ургант помог сделать рассказ об Израиле более живым. И не надо нервничать. Взгляд талантливого человека — это всегда интересно, не менее того. И не более.

17.01.2016
www.rg.ru

Андрей Максимов
писатель, телеведущий

Главная страница